21:37 

Не зарекайся

*Morgana*
Победителей не судят, проигравшие не плачут
Оно как-то само появилось. Жаль, что пишется еще не само. Это должно быть непритязательное мини, но мы (путем долгих уговоров моего соавтора) подумали, и решили все же выкладывать в процессе.

Название: Не зарекайся
Автор: herat и *Morgana*
Жанр: гет, романс, АУ
Рейтинг: R
Пейринг: Дженсен/Дэннил, фоном Джаред/Женевьев, совсем-совсем фоном - Крис/Лорен
Саммари: Выгнав из квартиры очередного неверного любовника, Дэннил дает зарок начать новую жизнь, вычеркнув из нее мужчин. Ага.
От авторов: Вы знаете, кого благодарить за чудесный арт. Зая, спасибо тебе за эту красоту :inlove:
Статус: в процессе (еще 2/3 истории)

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений



Бар «У Лу», отпугивающий потенциальных клиентов старомодным простецким названием, на самом деле просто находка. Неограненный алмаз питейной индустрии. Плюс здесь всегда найдется свободный столик. Так что они верны Лу еще с тех пор, как купили свои первые фальшивые удостоверения.
- Итак, за что пьем? – спрашивает Лорен, рассматривая сквозь призму дешевого стакана привлекательного мужчину у стойки, окутанного янтарным сиянием виски.
Риторический вопрос. Она и так прекрасно знает ответ. Дэннил Харрис – это открытая книга, заученная наизусть и прочно врезавшаяся в память, как пошлый стишок.
- За новую жизнь.
- Это значит, что Карл остался в прошлом?
- Окончательно и бесповоротно.
Звонко чокнувшись с подругой, Дэнни залпом опрокидывает свою стопку текилы и жмурится от удовольствия, чувствуя, как по телу растекается волна колючего тепла. Карл. Очередная ошибка уже не совсем юности.
- Нет, серьезно. С завтрашнего дня я начинаю новую жизнь, - с хмельной решимостью обещает она. - Больше никаких мужиков, от них одни проблемы.
- А почему не с сегодняшнего?
- Ну…
Дэнни слизывает с губ остатки текилы и скользит взглядом по широкой спине того самого эталона мужской красоты за барной стойкой. Лорен запрокидывает голову и громко, звонко смеется…


Расплата настигает девушку следующим утром в королевской постели с пафосными львиными лапами вместо ножек, попирающими мягкий персидский ковер. И дело вовсе не в похмелье, хотя она совершенно не умеет пить, и каждое пробуждение на утро после подобно каре небесной. И даже не в случайном любовнике, по-хозяйски перекинувшем руку поперек ее живота. Дело в том, что под другим боком у незнакомца забавно посапывает Лорен. И вот это, господа читатели, настоящая проблема.
Они уже как-то пытались утопить друг в друге свои женские печали. «Кобель №5» как раз одарил ее одной неприятной болезнью из тех, что обманчиво наречены в честь богини Венеры, а «Козел №3» украл кредитку Ло. В общем, они тогда крепко обиделись на весь сильный пол. Путешествие в мир лесбийской любви закончилось полной катастрофой уже через неделю, когда стало окончательно ясно, что секс с женщиной хорош, как эксперимент. Волнующий и яркий, незабываемый на фоне череды скучных миссионерских поз. Но в повседневной жизни они обе, к сожалению, остаются приверженцами традиционных ценностей. Желательно длиною десять дюймов.
Молясь о том, чтобы воспоминания о прошедшей ночи у Ло оказались такими же смутными, как у нее самой – спасибо тебе за это, Господи! - девушка осторожно выпутывается из навязчивых объятий, быстро натягивает платье и, подхватив босоножки, на цыпочках выскальзывает из квартиры.


Половина рабочего дня проходит в вязком похмельном тумане. Помятая цветочница после девичника и небольшого, но задорного секс-родео на троих – это песня. Выручки, естественно, никакой. Голова перестает трещать только к полудню. Мир снова начинает наливаться красками, а звуки прекращают отдаваться в висках набатом. Примерно в это же время перед ее магазинчиком тормозит пижонский кабриолет. А всего через мгновенье из салона, матерясь так виртуозно, что Дэнни, не надеясь на память, тянется к блокноту, выскакивает холеная блондинка.
- Ну и катись! – летит ей вслед из кожаного нутра машины. – Незаменимых не бывает!
- Не путай бизнес с постелью, кобелина! Может, в койку с тобой и прыгнет каждая вторая без раздумий, но в профессиональном плане тебе не найти никого лучше меня, и ты прекрасно это знаешь!
Водитель, высокий зеленоглазый шатен, от души хлопает дверью, выскакивая на тротуар, и Дэнни невольно думает о том, что его спутница все же погрешила против истины. Каждая первая тоже не откажется прыгнуть в койку к этому красавчику.
- Все никак не соберусь сказать, но ты сильно переоцениваешь свои таланты, Джо, - он нарочито медленно оглядывается вокруг, прекрасно понимая, в какую агонию бросает самолюбие блондинки, и неизбежно встречается взглядом с цветочницей. – Не найти, говоришь?
Эта самодовольная ухмылка на его губах не обещает ничего хорошего. Причем, не только разъяренной красотке. И наверно, самым разумным решением будет закрыть магазин на замок и переждать сумасшедшую парочку в подсобке. Но вместо этого Дэнни, словно кролик, загипнотизированный удавом, наблюдает, как мужчина переступает через порог и подходит к прилавку.
- Добрый день, мисс… Харрис, - любезно тянет он, внимательно изучая бейджик на ее груди. – Вы никогда не хотели поработать моделью?
И она уже почти отвечает: «Конечно, нет, всего наилучшего», когда блондинка - Джо - скользит по ее фигуре цепким взглядом, точь-в-точь торгашка на рынке, и фыркает. Нет, фыркает! И только скажите, что вас бы это не задело!
- Разумеется, хотела.
- Вот видишь, как легко тебя заменить, солнце?
- Что ж, попробуй, - злорадно скалится «солнце», разом сбивая весь эффект от кукольно-длинных ресниц и белокурых кудрей, - а я посмотрю, что из этого выйдет.
Она уходит красиво, строго соблюдая все каноны жанра. Входная дверь не подлежит ремонту.
- Вау! Это было… это было…
Только бы не сказать: «П.М.С.».
- Громко, - предлагает свою версию собеседник. – Я – Дженсен.
- Дэннил.
При улыбке от его глаз разбегаются маленькие соблазнительные морщинки, и Дэнни безумно хочется сделать что-нибудь недопустимое. Например, привстать на цыпочки и провести вдоль каждой черточки кончиком пальца. Мысли ее нового знакомого тем временем вертятся вокруг куда более приземленных вещей.
- Итак, это реклама нижнего белья, но не волнуйся: все будет очень пристойно и высокохудожественно, - с искренней улыбкой заверяет он девушку. - Наш фотограф – просто гений.
- Вообще-то твоя Джо уже ушла.
- Уехала, - уточняет мужчина. – Я оставил ключи в зажигании.
Вот с этих слов, наверно, и стоит начать поминальную речь по конфетке с табуном лошадей под капотом.
- И ты все еще хочешь нанять меня в качестве модели?
- Я вроде бы именно так и сказал, - «но с другой стороны, если ты так туго соображаешь…», - без труда читается в его осторожной улыбке.
- И мои фото из кабинки для переодевания не скрасят вечер какому-нибудь одинокому извращенцу в интернете?
- Чем ты занимаешься в свободное от работы время – твое личное дело.
Шутка не проходит даже не потому, что она несмешная. Просто у Дэнни действительно есть печальный опыт. В студенческие годы она шесть месяцев делила крышу над головой и любимый блеск для губ с одной милой девушкой. Про таких обычно говорят «девочка-ромашка». Их любят чересчур заботливые матери и не нарадуются соседи, а парни, не выдержав этого зубодробительного совершенства, бегут в объятья развратных стриптизерш. И вот спустя полгода выяснилось, что этот предприимчивый цветочек – чтоб ей все лепестки повыдергать и вставить в самые неожиданные места! - зарабатывал на хлеб, транслируя ее частную жизнь через скрытые камеры каждому закомплексованному неудачнику, готовому платить по пятьдесят баксов в час.
В общем, кто его знает, какие черти водятся в манящем омуте этих зеленых глаз?
Но Дженсену сейчас не до ее разгулявшегося воображения. Он прячет руки в складках – явно дорогого, кстати! – пальто, с минуту роется в карманах, и вытаскивает на свет божий сдержанную белую визитку с четкими черными буквами.
- Держи.
- Я тебе с десяток таких же напечатаю в ближайшей типографии, - опускает его с небес на землю не в меру циничная цветочница.
- Может, тебе налоговую декларацию привезти?
Дэнни благоразумно молчит о том, что декларация – это тоже не доказательство. Ей уже просто интересно взглянуть, чем все это закончится.
- Ладно, в общем, мои координаты на обратной стороне. Зарплата явно повыше, чем здесь, и могу обещать, что фото из кабинки для переодевания останутся со мной на память. Если заинтересуешься, подходи завтра к двенадцати.
Конечно же, Харрис выбрасывает чертову картонку в мусорную корзину, как только за ним захлопываются остатки бедной двери. Этот магазинчик – ее детище, и, между прочим, приносит неплохой доход. На кабриолет, конечно, не хватит, но кабриолет в этом квартале «разденут» за пятнадцать минут.
Конечно же, она вытягивает визитку обратно через полчаса и бережно укладывает в бумажник. Потратив на раздумья остаток дня, Дэнни решает все-таки рискнуть. Не то, чтобы она мечтала о головокружительной карьере в модельном бизнесе или грезила гонорарами, от которых перехватывает дух. Но, согласитесь, какой девушке не польстило бы такое предложение?


Она ничего не рассказывает Лорен. В их устоявшемся дружеском тандеме Лорен – голос разума. Причем, весьма агрессивный и вдобавок с таким широченным лексиконом, что моряки и грузчики, плакали бы от зависти, обнявшись. Так что Дэнни от греха подальше предпочитает уведомлять подружку о проделанных глупостях постфактум.
Ровно в двенадцать дня она, как воспитанная девушка, стоит перед закрытыми дверьми по указанному адресу. В семь минут первого на горизонте появляется синий минивэн. За следующие тридцать секунд он опускает все болиды «Формулы 1» вместе взятые, а в десять минут первого массивная дверца плавно отъезжает в сторону, и из вместительного салона вываливается дружная шумная компания, во главе которой конечно же зигзагами шествует Дженсен Эклз, исполнительный директор рекламного агентства «К2», если верить той треклятой визитке.
- О, моя недоверчивая цветочница! Все-таки явилась!
«И уже жалею о собственной глупости», - едва не срывается с губ. Как частенько повторяет Лорен, эта странная привычка везде искать приключения на свою… ну, допустим, голову не доведет ее до добра. Как жаль, что она так редко прислушивается к словам своей мудрой подруги. Этот «Клуб трезвости» меньше всего похож на профессионалов… да чего угодно!
- Не обращай внимания, - словно читая ее мысли, отмахивается Дженсен. – Мы вчера устроили тимбилдинг…
- В чудном пабе на Пятой авеню, - встревает молодой блондин, с материнской любовью баюкающий в объятиях бутылку минералки. – И сегодня с утра не все смогли самостоятельно добраться до работы. Я – Райли, фотограф. А ты, видимо, и есть то совершенство, которое вчера нахваливал Эклз?
Последняя фраза «гладит строго по шерстке» ее девичье самолюбие, и даже на минутку заставляет забыть о недавнем зароке. На минутку – это ведь не страшно, правда?
- Я предпочитаю Дэнни.
- А я предпочитаю «детка», но меня никто не слушает.
- Я учту. Детка, - вырывается у нее на голых инстинктах. Как условный рефлекс у собаки Павлова, честное слово!
Держись, Харрис, ты кремень! Никаких мужиков. Баба сказала – баба сделала.
- Она нам подходит. Однозначно!
- Райли, ты у нас как бы профессионал, – напоминает Дженсен. И этот взгляд, нацеленный на друга… Не взгляд, а прямо декламация намерений. Короче, кажется, хана зароку.
- А как профессионал я вообще не понимаю, на кой черт нам нужен Роззи с его бесконечными кастингами, если тебе достаточно просто пройтись по магазинам?
- Эй! – тут же летит в них из машины.
- Хотя бы затем, что вчера он перепил Алону. Одно это дорогого стоит.
И снова обиженное:
- Эй! – правда, на сей раз женское. – Мы сошлись на боевой ничье!
И через минуту из салона, обхватив руками пострадавшую в «сражении» головушку, осторожно выбирается очередная блондинка.
- А еще мы, кажется, где-то потеряли Падалеки, - сообщает она, щурясь от беспощадно-яркого утреннего солнца.
- Если только в мечтах, - бормочет себе под нос обещанный вчера гений фотографии. - Падалеки уже в пути. Там теперь сухой закон, забыла?
- Ах да, здоровый образ жизни, - на этом знаковом для нынешнего века словосочетании блондинку передергивает. - Я как-то пробовала, те полтора дня до сих пор иногда снятся мне в кошмарах.
- На нее мне тоже не обращать внимания?
- Тал – особый случай, - досадливо отмахивается мужчина. Кажется, ему хотелось произвести совсем другое впечатление, а получилось… А получилось то, что получилось. - За семь лет знакомства я видел ее трезвой от силы три раза. Ей это нисколько не мешает. А за всех остальных я могу поручиться. Поверь, пять-шесть галлонов кофе, и мы будем, как огурчики.
- В смысле зеленые и в пупырышках?
В отличие от своих будто покусанных зомби коллег водитель ловко выпрыгивает из машины, эффектно тряхнув темноволосой шевелюрой. Он суров, широкоплеч и синеглаз. Ну прямо не контора, а цветник!
- А это Кристиан. Как ты уже могла догадаться по его цветущему виду, единственный язвенник нашего коллектива.
запись создана: 31.10.2011 в 23:40

@темы: Мои каракули, Сверхъестествнные мальчики и иже с ними

URL
Комментарии
2011-11-11 в 22:27 

irimel
У меня непритязательный вкус: мне вполне достаточно самого лучшего (с)
Заинтриговало, буду читать

2011-11-11 в 22:38 

*Morgana*
Победителей не судят, проигравшие не плачут
irimel, спасибо за комментарий, я очень рада

URL
2012-02-24 в 21:32 

А продолжения скоро ждать????

2012-02-27 в 19:41 

*Morgana*
Победителей не судят, проигравшие не плачут
марьванна, я сейчас даже не знаю. Кажется, мой соавтор ушел в другой фандом. А идея все-таки ее.

URL
2013-01-18 в 14:19 

Rumpelstilzchen~
Опыт - это то, что получаешь, не получив то, что хотел (с) С.Снейп
очень нравится начало!))

     

Хроники

главная