00:37 

Новый Камелот

*Morgana*
Победителей не судят, проигравшие не плачут
upd, Извините за долгое отсутствие. Не буду грузить читателей своими проблемами, скажу только, что они, кажется, заканчиваются, и я потихоньку возвращаюсь в виртуальный мир. И заканчиваю "Новый Камелот", если кто-то его еще ждал.

Итак, я посмотрела "Мерлина", и вот что из этого вышло. Мне безумно понравилась идея с циклом драбблов, так что предствляю на ваш суд "Новый Камелот", 4 небольших зарисовки на избитую тему реинкарнации.

Автор: *Morgana*
Название: Новый Камелот
Жанр: гет, фемслеш, упоминание слеша, АУ
Персонажи: Мерлин, Моргана, Артур, Гвиневра, Ланселот
Саммари: Иногда твое счастье действительно может быть построено на чужих страданиях
Статус: в процессе

Новый Камелот отстраивают во Франции, далеко от зеленых валлийских равнин, где когда-то вершилась странная и великая история. Фальшивый замок, бутафорский камень, куча спецэффектов и листы сценария. «Мотор»! От прошлого остается только пять имен: Мерлин, Моргана, Артур, Гвиневра и Ланселот. И то, что не расскажет ни одна легенда.

Сила мужчины и мудрость женщины




Она ведет наманикюренным ноготком по его груди и счастливо смеется в изгиб шеи, щекоча дыханием чувствительную кожу. И тело снова просыпается, отзываясь на новую ласку. Нескольких часов отчаянно мало, чтобы утолить желания, пробудившиеся от векового сна.
- Я больше не могу.
Но, противореча собственным словам, Колин запускает ладонь в ее волосы, пропуская шелковистые локоны между пальцев, и с нежностью прижимается губами к черной макушке.
- Можешь, - уверенно шепчет Кэти и лихо седлает его бедра.
И все начинается сначала в лучах занимающегося рассвета и сиянии догорающих свечей.
Когда-то давно в старом Камелоте их свела вместе магия, превратив сначала в друзей, разделивших на двоих один опасный секрет, а потом в опьяненных страстью любовников. Когда-то давно в старом Камелоте та же магия развела их в разные стороны, отравив влюбленные сердца ядом обид и предательств. Не было никакой великой битвы между добром и злом, о которой и по сей день слагают легенды. Они оба боролись за то, во что истово верили, так или иначе, желая только лучшего для своей страны. И, похоронив друзей и любимых, отказавшись от самого ценного: друг от друга и даже от самих себя, в конечном счете, они оба проиграли. Пусть Моргана и уплыла на Авалон с бездыханным телом его короля. Пусть Мерлин и остался стоять на залитой кровью равнине с трупом ее названного сына у ног.
Колин надеялся, что они стали мудрее с тех пор.
Туманы священного острова укрыли их друг от друга на долгие века. Столетия, полные раскаянья и запоздалого понимания того, что же они сотворили и со своей страной, и друг с другом. Мерлин пытался отыскать Моргану много раз, во многих жизнях, но даже вся магия мира не поможет вам найти ведьму, которая не хочет быть найденной.
Теперь ее зовут Кэти. Она пишет статьи о моде и все также прячется за масками, но уже не ради безопасности, а всего лишь для забавы. От ее злости по-прежнему занимаются костры, а от одной мимолетной улыбки - сердца. И он все также не может оторвать от нее взгляда. Леди Моргана. Его Моргана.
- Как ты жила все это время? – спрашивает Колин, прижимая девушку к себе так крепко, словно боится отпустить хоть на мгновение. Он и боится.
- Я не жила.
И это правда. Она оплакивала Артура и Мордреда, скрывалась от Святой инквизиции, засыпая, видела войны, одна разрушительнее другой, и пыталась простить того, кто с улыбкой протянул ей яд. Она так до конца и не простила, но и разлюбить тоже не получалось.
Все эти долгие одинокие столетья отрава немилосердно жгла ее сердце. Магии Моргаузы хватило лишь для того, чтобы излечить тело, и на самом донышке души всегда горчила последняя капля смертельного яда. Но все-таки только сегодня утром, когда сценаристы представляли друг другу ведущих актеров, Кэти впервые за долгие века снова почувствовала себя живой. Сердце бьется в груди оглушительно громко, дыхание перехватывает от рвущихся на волю чувств, колени слабеют, и в животе порхают бабочки. Его зовут Колин. Все тот же обманчивый мальчишеский вид, скрывающий внутреннюю мощь, все те же выпирающие ключицы и наивный взгляд, совсем такой же, как прежде, до появления Моргаузы, до фляги с ядом и смерти Утера: влюбленный и безумно счастливый. Мерлин. Ее Мерлин.
И оказалось, что прошлое уже не так довлеет над ними, как раньше. Прежние ошибки канули в лету вместе со старым Камелотом. Они стали гораздо мудрее и терпимее с тех пор, и в новом Камелоте… В новом Камелоте они могут сочинить совсем другую историю.
Историю со счастливым концом.


Служанка





Какая служанка не мечтает стать королевой? Наверно, та, что влюблена в свою госпожу, и все ее грезы не о прекрасном принце и не о храбром рыцаре, а о хрупкой леди с печальными зелеными глазами.
Это странное чувство, и ты не всегда понимала его так хорошо, как сейчас. Когда-то давно в старом Камелоте в ваших отношениях с Морганой не было ничего, кроме дружбы. Возможно, слишком близкой для благородной дамы и дочки кузнеца, но совершенно невинной. И не было ничего странного в том, что ты немного восхищалась своей госпожой: ей восхищался весь двор! Она была решительной и дерзкой и, разумеется, она сделала первый шаг. Шаг, на который у тебя так и не хватило смелости ответить. Ты разрешила себе всего одну ночь безумств и на следующее утро просто сбежала из остывающей постели обратно в свою размеренную дозволенную жизнь. В конце концов, это был не тот век и не то королевство. Моргана ни разу тебя не попрекнула: истинная леди слишком благородна для мелочной мести. Она приняла все твои страхи, как данность и осталась верным другом. Она любила тебя. И ты любила ее. Но вместо того, чтобы бороться за свое счастье, ты приняла ухаживания Артура. Ты стала его королевой, разделила с ним трон и короткий безрадостный брак, потому что его сердце, как и твое, было несвободно. И все могло бы быть не так плохо, если бы в супружеской постели вы не чувствовали себя, как на минном поле.
А потом вернулся Ланселот и вместе с ним, приставшие, словно дорожная пыль, воспоминания. И тебе вдруг до боли захотелось снова стать той Гвен. Не холеной леди Гвиневрой, занявшей чужой трон, а юной служанкой, которая каждое утро спешила в покои своей леди ни свет, ни заря, чтобы полюбоваться на нее во сне. Той глупой влюбленной девчонкой, которая еще могла сделать правильный выбор.
Ты сделала правильный выбор. Сполна насладившись последствиями собственной трусости, ты наконец-то поступила верно, освободив и себя, и Артура от этой пародии на союз двух сердец.
Вы прожили долгую счастливую жизнь, опальная королева и ее храбрый рыцарь, и снадобье взаимной любви исцелило былые раны. Но каждую ночь, закрывая глаза, ты видела только свою леди.
А потом были десятки новых жизней, десятки новых шансов, и ты всегда была рядом, без устали пытаясь доказать Моргане свою преданность, готовность шагнуть за ней в пропасть. Но твое время безвозвратно ушло. Вы по-прежнему оставались близкими подругами, но все ее мысли, все чувства и мечты, вся ее магия, даже самая темная, была посвящена только Мерлину.
А вчера рассыпалась в прах последняя иллюзия. Они давно простили друг друга. Сразу после короткого экскурса в историю, которую вы пятеро знаете лучше любых сценаристов, Колин и Кэти вместе умчались прочь, не замечая удивленных взглядов, летящих им вслед. И мысль о том, что на его месте могла бы быть ты… Всего немного храбрости тем роковым утром в Старом Камелоте, и на его месте могла бы быть ты! Эта мысль не отпускает, цепляется в сердце когтями до самого утра.
Но сегодня… Сегодня вместо того, чтобы выставлять напоказ свое счастье, Кэти смущенно отводит взгляд, стараясь не причинять тебе лишнюю боль.
А все потому, что Моргана не умеет отпускать. В ее сердце всегда останется место для Мерлина и Артура, для Мордреда и Моргаузы, и для тебя. После стольких веков в ее сердце все еще есть для тебя место. И разве это не повод для надежды?



Покинутый король





Они… счастливы. Как когда-то давно в старом Камелоте, когда Моргана еще была не врагом государства, а старшей сестрой. Когда Мерлин был не великим магом, а просто другом. Когда они льнули друг к другу в укромных уголках замка и целовались взахлеб, позабыв об осторожности. А ты подглядывал за их хмельным счастьем, словно вор в замочную скважину, пытаясь разобраться в собственных чувствах.
С самого вашего детства весь двор только и ждал, когда вы с Морганой устроите пышную свадьбу. А вы играли в короля и королеву, не понимая разницы между узами, связывающими родственников и супругов. Хотя, признаться, было время в ранней юности, когда гормоны горячили кровь, а плавные изгибы девичьего стана услаждали взгляд, и ты и сам задумывался над этой идеей. Пока не понял, что задушишь свою королеву подушкой в супружеской постели еще до конца медового месяца. Нет, Моргана была сестрой, а Мерлин… Мерлин был твоим!
Когда эта мысль окончательно сформировалась в сознании, пути назад уже не было. Мерлин был твоим. Он должен быть! Весь, от нелепо торчащих волос на макушке до кончиков пальцев. И хоть раньше тебя никогда не влекло к мужчинам, это клокочущее в груди чувство невозможно спутать с чем-то другим. Ревность. Влюбился и даже не заметил.
Ты мог бы взять то, что хочешь, по праву рождения, весь Камелот лежал у твоих ног, терпеливо дожидаясь, пока ты протянешь руку, но этого было слишком мало. Мерлин без раздумий отправился бы за тебя на костер, он был предан тебе до последней мысли, уважал, как будущего короля и друга, но сердце… Сердцем маг всегда был верен только Моргане. Спустя несколько месяцев после ее ухода ты даже попытался его поцеловать. С солдатской прямолинейностью прижал к холодной каменной стене и припал к желанным губам, мечтая почувствовать хотя бы намек на ответное чувство, надеясь залечить своей любовью былые раны. Но вместо этого ты получил лишь то, чего так опасался: покорность. И все закончилось, так и не начавшись.
Неудивительно, что вы сошлись с Гвен: кто-то забывается в вине, а вы пытались забыться друг в друге. К тому же врачевать разбитые сердца гораздо легче вдвоем, тем более, когда весь остальной мир считает, что такие, как вы – богопротивные грешники, уступившие демону плоти. Глупо было надеяться построить на этом совместную жизнь.
Но вы все равно попытались. То ли от природного упрямства, то ли от терзавшего сердца одиночества. Только в конце ты предсказуемо остался один, великий король в огромной тронной зале, покинутый своей сестрой, своей женой и верным другом. Остался только Мерлин. Всегда рядом, на шаг позади, невероятно близкий и в то же время невозможно далекий. Недосягаемый. Минули столетья, и десятки новых жизней пролетели перед глазами, как яркий сон, а ты так и не смог определить его место в своей жизни. Оно где-то на зыбкой грани между дружбой, любовью и самыми сокровенными фантазиями. Неопределенность терзает, но не убивает, и так из века в век, пока богам не надоест играться с вашими душами.
- Может, хватит на сегодня, ваше величество? Завтра тяжелый день.
Тонкие пальчики на удивление уверенно выхватывают бокал из твоей руки. Гвиневра. Светлая улыбка, игривые кудряшки и бездонные карие глаза. Ей, наверняка, сейчас тоже нужно утешение. Как в старые добрые времена, когда с ее губ срывалось тихое «Моргана», заглушая твое едва слышное «Мерлин», и вы оба могли прожить еще один день, чтобы ночью вновь сдаться в плен несбыточным грезам. И ты просто не можешь удержаться, тянешься к знакомому теплу, предлагая проверенное лекарство от запретных страстей. Но старые добрые времена давно канули в Лету.
- Давай не будем повторять прежних ошибок? – тактично шепчет Энджел, и ты в который раз дивишься мудрости своей бывшей жены.



Верный рыцарь Ее Величества





Подумать только, когда-то ты ревновал ее к Артуру. Глупец! Но кто мог представить в том старом чопорном Камелоте, что, выбирая между двумя доблестными рыцарями, дочь кузнеца отдаст свое сердце королевской воспитаннице, а храбрый принц пронесет через всю жизнь, а потом и сквозь века любовь к своему слуге? Ну чем не идеальная пара?
Да ты и сам ничуть не лучше. Все с той же благодарной улыбкой берешь то, что тебе предлагают, принимаешь дружбу вместо любви, отчаянно боясь лишиться и этой иллюзии близости. Вы с Гвиневрой прожили счастливую жизнь вдали от Альбиона, вдали от магии и Морганы, но все же ты ни на минуту не забывал о том, что в сердце любимой женщины тебе отведен лишь маленький уголок. Тот, на который не претендует ведьма.
А потом за вуалью смерти были десятки новых жизней, десятки новых судеб, и каждый раз ты по первому зову, как мотылек, летел на огонь, забывая о прежних подругах. Сердцу нельзя приказать, как память нельзя стереть добела. На сей раз твоя свобода продлилась дольше, чем обычно, и на том спасибо. Без малого тридцать лет, тебе уже начало казаться, что, возможно, богам наскучила эта жестокая забава, что теперь все будет иначе…
Но вот в каморку сценаристов, как когда-то давно в тронную залу старого Камелота, врывается легкий аромат полевых цветов, холодный воздух согревает смущенная улыбка, и вот уже сердце снова несется вскачь.
Эта улыбка – как приговор. Высшая мера, обжалованию не подлежит. Еще одна жизнь на вторых ролях. Еще одна жизнь рядом с Ней.


запись создана: 16.06.2010 в 20:47

@темы: Мои каракули, Мерлин

URL
   

Хроники

главная